?

Log in

28 июл, 2007

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»; она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь – то выкидыш, я уж думала – все, не выношу, несудьба.

Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится. Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая». Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота – остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.

22 июн, 2007

Зашла в Ровесник. Стало субъективно жаль.
Влюбилась на 5 минуточек в лысого мужчину в автобусе. Говорят, что лысые - это те, у которых сами волосы выпадают, а бритые - которые их намеренно убрали. Все-таки мужчина оказался бритым.
Но вообще-то мой идеал на предыдущей картинке. Жаль, что он - статуя в Летнем саду.
Наверное, я все-таки сгусток мирового идиотизма.

Отрывки мыслей

Мне сегодня добрый старый далекий друг сказал, что он просто человек, которому оттоптали грудь и наплевали в лицо.
Чувствую себя сгустком мировой непринужденности.
Женщина на почте отмотала мне кусочек веревки для посылок просто так, потому что я попросила.
В Хлестаковtimes прочитала, что "Питер убивает человека, он медленно высасывает его, но в жителях города просыпается какой-то особый интеллект..."
Пожалуй, начну рисовать.

Истинная доброта человека во всей ее чистоте и свободе может проявиться лишь по отношению к тому, кто не обладает никакой силой. Подлинное нравственное испытание человечества, то наиглавнейшее испытание (спрятанное так глубоко, что ускользает от нашего взора) коренится в его отношении к тем, кто отдан ему во власть: к животным. И здесь человек терпит полный крах, настолько полный, что именно из него вытекают и все остальные.









I stuck a pillow inside my pajamas.
Grandma said, "Oh,
What a nice clown you are".
"I'm not!
Clowns are in the circus.
I'm me.
I'm me with a pillow
Stuck inside my pajamas".

...

Когда-то мы были детьми. Нам было пофиг на то, что вокруг нас другие дети и мы даже не обращали на них внимания.
Когда-нибудь мы будем взрослыми. У нас будут собственные дети, которых мы будем любить больше всего на свете и которым мы будем радоваться и жить мы будем ради них.
А сейчас??? Что нам остается сейчас??? Сегодня в перерыве между парами мы с Верой пошли в парк. Там были дети! Все такие хорошие, все такие разные... Это же какое-то горе. Ради чего жить сейчас, когда рядом не идет маленький человечек и ноги его не заплетаются, потому что ты идешь слишком быстро, хотя и очень стараешься? Это же какой-то ужас! 
Отвратительное наступило время.
 

И правда... Ну что такого, есть они, нет их... Исключая демографическте вопросы и всякий прочий итак понятный бред. Как думаете Вы?

Мне хорошо...

... от того, что я понимаю, что могу делать то, что хочу. Когда шагаю в своих любимых кедах по мокрому асфальту и чувствую землю, когда закутываюсь в теплый шарф и надеваю шапку на самые уши. Когда смотрю на дома высоко вверх и осознаю, что каждый дом уникален и не такой, как все.
... от того, что сегодня вечером я одену платье и пойду на спектакль, а потом буду кружить по ночному Питеру на машине или троллеубусе.
... от того, что я люблю и любима.